Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

Cuba №5 (про трешпорновечеринки в колониальном стиле)

По совету Ромилио наш маршрут был сокращен примерно вдвое и прямиком из заметки №3 мы выехали в Тринидад. Путь был неблизкий, а мое самочувствие после вчерашних возлияний было весьма пакостным. Передоверив руль Женечке я отчаяно боролся с похмельным синдромом. Катающиеся по салону бутылки печальным набатом отзывались в моей гудящей голове.


Дорога прошла без проишествий, за исключением весьма странного ДТП с пассажирским автобусом. Как это произошло на прямом участке дороги мы так и не выяснили. Раненные и испуганные люди вылезали прямо через разбитое лобовое стекло. Часть вынесли на руках, благо летально никто не пострадал.


На подъезде к Тринидаду мое самочувствие стало совсем скорбным. Останавливаться Женечка не захотел и вызывать ихтиандра пришлось прямо на ходу в открытую дверь. Прибыв в город мы сполне сносно разместились на очередной касе. Остаток вечера прошел в горизонтальном положении на веранде в созерцании звездного неба. Облака выстраивались в причудливые формы и воспаленное алкоголем сознание придумывало им странные ассоциации.
Collapse )

Cuba №2 (про духовное)

Разлитый до горизонта аквамарин Кариб выцветает белоснежной глубиной береговой косы. Бугристая твердыня коралового рифа насквозь пропитана солью и солнцем. Светлый камень дна кажется опасно близким.
Мы стоим на мысе Залива Свиней - впереди Карибское море и незримый дух пиратских легенд. Вокруг куда хватает взгляда - ни души. Всего 50 лет назад здесь гудели самолеты Фиделя и пушки калибра 122 мм посылали стальные ноты протеста в адрес американской демократии. Сейчас же здесь тихо и пахнет водорослями.

Collapse )

Про уездный город N.

Пребывая намедни в печали, решил развеяться в соседнем уездном городе. Справил себе кибитку залетную с бубенцами и поехал, поднимая над мощенной мостовой клубы пыли, в сторону города N.

В городе N. было жарко, пустынно и негде поесть. Надменные половые, нажравшие лоснящиеся бока, лениво зазывали приезжих в редкие харчевни. Истомившиеся путешественики, сливались c тенями, ища спасения от желтого ока светила.

Легких путей я и мои сопровождающие не искали и прямиком направились на берега местного лазурного озера. Каменистый берег встретил распаленными прихожанками в белоснежных комбидресах, вымазанных илом,половозрелыми мужчинами в роскошном семейном исподнем и детьми в надувных пузырях. Все было мило и привычно моему благосклонному взору.

Я возлежал на своем потертом картузике и строго зыркал на потеющих барышень в окружении. Разопрев и как следует потомившись в обществе маслянистых див, кликнул кучера и помчался в городские джунгли. Вечер ожидался в возлияниях и чревоугодии - необходимо было придать облику царующую свежесть.

Погуляв по теннистым аллеям многочисленных парков, поехали в номера - востанавливать силы слабые текиллой, виски и ликером. Неспешный разговор о высоком, сытный ужин, разнообразные апперетивы - это было прекрасно. Художественно насвистывая кан-кан и ковыряя вилкой в кореных зубах, добродушно отвалился от стола. А во дворе уже кони нетепеливо перебирали бубенцы и лохматый кучер кричал "нооо!", хлеща их ивовой вицей.

Смеркалось. Жадный до легких удовольствий баловник, привез меня в логово кутежа под названием G. Со времен моего последнего визита в этот чертог здесь ничего не поменялось - безумные пьяные женщины, утомленные тяжелой физической работой манерные юноши и неопределенного рода кривляющиеся фрики.

Не успев преступить порога этого храма местной культурной жизни сразу же попал в оборот - женщина, активно притиравшаяся ко мне холеным боком, сообщила, что мы с ней вроде как вместе и уже как будто давно знакомы. А тем временем ее бывший муж пусть наслаждается нашим счастьем. Ощутив себя в пяти минутах от брачного ложа, спрыгнул с балкона и убежал в толпу беснующихся.

Укрывшись в угарном облаке, на минуту почувствал себя в покое. Мимолетная радость тут же была омрачена ощущением хладеющей длани у меня на плече. Очередная безумица из vip-ложи начала общение более романтично, поинтересовавшись моими успехами на поприще продолжения фамильного рода. Перебив мои подсчеты, когда я сосредосточенно загибал пальцы на руке и для верности ставил палочки на линованом листе химическим карандашом, она жадно погрузила меня в свой трогательный духовный мир - "день рождения только раз в году, муж иностранец в туманных заграницах, наследники пока только девичьими грезами в заплаканных дневниках, 4 высших образования и страшно умна (дальше пошли рыдания)... четвертый десяток разменяла...а так хочется любви!!....все мужики козлы и уроды...меня изнасиловали в шешнадцать, а я девочкой была!". Сердобольно прижал страдалицу к груди и умиротворенно взирал на звезды. Ясное, холодное небо безразлично нависло над душным городом N.

Очнувшись на фразе - "Дурак, а куда же мы с тобой сейчас поедем?" я понял, что это судьба. Дальше был очередной побег в уборную, переодевания в рубища и покидание заведения инкогнито. На выходе вырвал из объятий некой златокудрой барышни своего спутника и с криками "Он сегодня уедет со мной!", покинул сей приют. Вслед неслось - "Что же это деется!?", кибитку трясло на рытвинах и очень хотелось спать.

Добравшись до номеров, забылся беспокойным сном.